Вернуться к списку

Внешняя политика России в 1990-е годы

Карточка

Единство современной России и сохранение ее международного престижа было бы невозможно без маневрирования во внешней политике в 90-е годы, которое нередко считают провалом, слабостью или капитуляцией. Биполярный мир рухнул, один из лидеров вступил в стадию острого кризиса. Поэтому Россия объективно не могла сохранить на первых порах международное влияние, сопоставимое с влиянием СССР. История показала, что отступление было пусть и болезненным, но не катастрофическим.

Конец XX века был временем важных перемен в международных отношениях. Система, в основе которой было противостояние двух сверхдержав – Советского Союза и Соединенных Штатов Америки – прекратила свое существование с распадом СССР. Но было не вполне понятно, как именно будет выглядеть новая система, которая придет на смену биполярному миру (см. статью «Эволюция мировой экономики и политической системы в 1980–90-е годы»). Это создавало для всех государств, включая Россию, трудности в определении их внешнеполитической линии. С одной стороны, казалось, будто мир движется к взаимопониманию всех стран на основе демократических ценностей. С другой стороны, проявились и противоположные тенденции: выход на мировую арену новых потенциальных лидеров, таких как Китай, Индия и Бразилия, рост влияния радикального национализма и религиозного экстремизма, появление глобальных террористических сетей.

Для России эти проблемы многократно усугублялись в связи с тем, что фактически это было новое государство, никогда прежде не существовавшее в своих нынешних границах. Неопределенной оставалась и российская национальная идентичность: останется ли Россия великой державой? Принадлежит ли она к европейскому сообществу наций или составляет самостоятельную, уникальную цивилизацию? Является ли Россия государством, защищающим интересы только этнических русских или всех россиян, включая, например, приверженцев ислама или католицизма? Все эти вопросы стали чрезвычайно актуальными в 90-е годы, что оказывало непосредственное влияние на внешнюю политику. Отсутствие определенности по поводу места России в мире делало внешнеполитический курс не слишком последовательным.

Уже в первой Концепции внешней политики Российской Федерации, опубликованной в конце 1992 года и одобренной указом президента Б. Ельцина в апреле 1993 года, подчеркивалось, что идея «нового политического мышления», сформулированная М. Горбачевым (см. статью «Новое мышление в международных отношениях»), ошибочно исходила из возможности бесконфликтного партнерства с Западом. В документе обращалось внимание на необходимость налаживания «равноправного партнерства с соседними, ведущими демократическими и экономически развитыми странами на базе отстаивания наших ценностей и интересов». Таким образом, провозглашался отказ от безоговорочно прозападной политики и переход к внешнеполитическому курсу, основанному на национальных интересах страны. Вместе с тем содержание этих национальных интересов не было четко указано в документе.

Концепция внешней политики определила 15 основных направлений внешней политики, главными среди которых были развитие Содружества Независимых Государств, отношения с США и европейскими государствами, странами Азиатско-Тихоокеанского региона, Южной и Западной Азии, Ближнего Востока, контроль над вооружениями и участие в ведущих международных организациях, прежде всего в ООН.

На пространстве СНГ России предстояло выстроить на новой основе отношения с бывшими соседями по СССР, которые теперь стали независимыми суверенными государствами. Кроме того, с самого начала ставилась задача сохранения сложившихся в советское время экономических и культурных связей, а также координации действий на международной арене. Уже в Алма-Атинской декларации, подписанной главами 11 бывших союзных республик в декабре 1991 года (во встрече не участвовали представители Балтийских государств и Грузии), было подчеркнуто, что отношения в рамках Содружества будут строиться на основе равноправия и уважения территориальной целостности. Одновременно было заявлено о сохранении общего военно-стратегического командования и единого контроля над ядерным оружием, а также о необходимости сохранить единое экономическое пространство. В январе 1993 года в Минске был подписан Устав СНГ (который отказались подписать Туркменистан и Украина). Впоследствии из числа участников СНГ вышли Туркменистан (2005 год) и Грузия (2009 год), а Украина продолжает участвовать в работе Содружества, не подписав Устава и, следовательно, не имея статуса полноправного члена организации.

Главным результатом внешнеполитического сотрудничества государств СНГ в 90-е годы стало урегулирование большинства вопросов, вызванных распадом СССР. Так, были решены проблемы, связанные с разделом вооруженных сил и ядерным оружием (советские арсеналы на территории Белоруссии, Казахстана и Украины были частично ликвидированы, а частично переданы России). На протяжении 90-х годов удалось сохранить безвизовый режим, что было очень важно в условиях, когда многие семьи оказались разделены государственными границами. Единое экономическое пространство было сохранено лишь отчасти: на границах появились таможенные посты; торговля внутри СНГ сократилась как в результате экономического спада, так и в результате роста товарооборота с другими странами (в особенности с ЕС, Китаем, Турцией).

Вместе с тем, результатом распада СССР стали многочисленные вооруженные конфликты – как внутригосударственные, так и международные (см. статью «Этнонациональные конфликты на территории СССР в годы перестройки»). Российское вмешательство в конфликты в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье и Нагорном Карабахе серьезно осложнило отношения с Грузией, Молдовой и Азербайджаном. Оно породило также трудности в отношениях с Украиной, которая опасалась вмешательства России в ситуацию в Крыму (см. статью «Крым»). Международные институты, созданные на базе СНГ (Таможенный союз, Договор о коллективной безопасности, Союзное государство Белоруссии и России), в 90-е годы по преимуществу оставались на бумаге. Наполнить их реальным содержанием удалось лишь к концу первого десятилетия XXI века, когда Москва смогла подкрепить свои политические обещания экономически (главным образом благодаря высоким ценам на нефть и другие ресурсы на мировых рынках).

Проблематика отношений с США и странами Европы в 90-е годы в основном сводилась к налаживанию взаимодействия с международными структурами, созданными западными странами (НАТО, ЕС, Совет Европы, Группа семи), вопросам контроля над вооружениями и содействию российским реформам. Отдельной и весьма болезненной темой были войны на территории бывшей Югославии и попытки их урегулирования (см. статью «Распад Югославии»), а также ситуация вокруг Ирака. Несмотря на сохранявшуюся слабость России по сравнению с западными странами, главной тенденцией десятилетия был постепенный отказ от сотрудничества с Западом в качестве главного приоритета и переход к многовекторной внешней политике, ориентированной на развитие сотрудничества со всеми важнейшими игроками на международной арене.

Россия начала рассматривать в качестве важнейших потенциальных партнеров Индию, Китай и Японию. Отношения с Японией удалось перевести из конфронтационных в рабочие. Этому способствовал визит в Японию президента Б. Ельцина в октябре 1993 года, завершившийся подписанием Токийской декларации о российско-японских отношениях. Не удалось, однако, продвинуться в решении наиболее острого вопроса о том, кому должны принадлежать входящие ныне в состав России южные острова Курильского архипелага, которые Япония продолжает считать своей территорией, незаконно оккупированной СССР в конце Второй мировой войны. Нерешенность территориальной проблемы не позволяла заключить мирный договор между двумя странами (состояние войны между ними было официально прекращено Московской декларацией в 1956 году). В ходе визита Б. Ельцин лишь подтвердил содержавшееся в декларации 1956 года обещание передать Японии после заключения мирного договора остров Шикотан и гряду Хабомаи. Япония, со своей стороны, продолжала претендовать также на острова Итуруп и Кунашир.

Особенно важно было наладить отношения с Китаем, с которым СССР находился в состоянии конфликта с конца 50-х годов. Первые шаги были предприняты М. Горбачевым. Начало российской политике на китайском направлении было положено Совместной декларацией об основах взаимоотношений между РФ и КНР, подписанной в декабре 1992 года. В 1996 году, с приходом Е. Примакова на пост министра иностранных дел (см. статью «Евгений Примаков»), российская политика в этом направлении существенно активизировалась. В апреле 1996 года была подписана Шанхайская декларация, провозгласившая необходимость сотрудничества между Россией, Китаем и государствами Центральной Азии для обеспечения безопасности в регионе. В 2001 году «Шанхайская пятерка» (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия и Таджикистан) была преобразована в Шанхайскую организацию сотрудничества (к ней в момент создания присоединился также Узбекистан).

В декабре 1998 года в ходе визита в Индию Е. Примаков объявил о необходимости строительства многополярного мира и выдвинул идею «стратегического треугольника Москва – Дели – Пекин». Однако на первых порах дальше деклараций дело не пошло, главным образом из-за существенных проблем в отношениях между Индией и Китаем. Более того, Россия в значительной мере утратила свои позиции на индийском рынке, в особенности в сфере торговли оружием и военной техникой. Китай, пользуясь благосклонностью Москвы, усилил свое политическое, экономическое, а затем и военное влияние в Центральной Азии. Лишь в 2008–2011 годах эта линия международного сотрудничества России с «новыми лидерами» в многостороннем формате в конечном итоге привела к формированию БРИКС – объединения, включающего Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южную Африку.

Одной из платформ, на которых успешно взаимодействовали Китай и Россия, стал Совет Безопасности ООН. Обе страны (наряду с США, Великобританией и Францией) находятся в статусе постоянных членов Совбеза и в силу этого имеют право вето, т.е. возможность заблокировать принятие любого решения. Этим правом они довольно активно пользовались в 90-е годы. Особенно важную роль играло противостояние России западным странам при обсуждении проблем бывшей Югославии (см. статьи «Распад Югославии» и «Косовский кризис»), а также Ирака. После оккупации Ираком Кувейта в 1990 году Совет Безопасности наложил на Ирак санкции, существенно ограничивавшие его международную торговлю и запрещавшие ему производство химического, бактериологического и ядерного оружия. Правительство Саддама Хусейна, однако, всячески препятствовало работе международных инспекторов. Это вызывало конфликты в Совбезе: США и Великобритания настаивали на применении военной силы, а Россия и Китай выступали против. В декабре 1998 года США и Великобритания провели бомбардировки иракской территории без санкции Совбеза, что вызвало возмущение России.

Начало войны на территории Чеченской республики в 1994 году (см. статью «События на территории Чеченской Республики») осложнило отношения России с исламским миром. На Северном Кавказе все более активно действовали международные террористические группировки, выступавшие под исламскими лозунгами. Последствия этого как для внутренней, так и для внешней политики были весьма многообразны. Европейский Союз и США все жестче критиковали Россию за нарушения прав человека в ходе борьбы с терроризмом. Это было одной из причин, замедливших вступление России в Совет Европы и ратификацию Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с ЕС – фундаментального документа, который должен был определить рамки взаимоотношений России с главным партнером на европейском континенте. Однако отношения с государствами исламского мира, такими как Иран, Ливия или Сирия, пострадали в меньшей степени. Отчасти это было связано с тем, что многие из этих государств проводили по отношению к своим собственным радикальным исламским движениям такую же (или даже еще более жесткую) политику.

Таким образом, в результате экономического спада, отказа от откровенно идеологизированной внешней политики и сокращения военного присутствия за рубежом Россия в 90-е годы утратила статус сверхдержавы. Она сохранила лишь два ключевых элемента, обеспечивающих некоторое глобальное влияние, – стратегические ядерные силы и статус постоянного члена Совета Безопасности ООН. Но распад Восточного блока (т.е. социалистического лагеря и скреплявших его организаций – Варшавского договора и Совета экономической взаимопомощи, – которые перестали существовать летом 1991 года), а затем и самого СССР покончил с глобальными геополитическими амбициями страны.

Это имело как позитивные, так и негативные последствия. С одной стороны, на экономику перестало давить бремя непосильных амбиций, которое послужило одной из причин коллапса Советского Союза. Отказ от идеологических подходов к внешней политике позволил нормализовать отношения со многими странами.

С другой стороны, утрата влияния вызвала разочарование и обеспокоенность у части населения, которые только усилились вследствие не вполне удавшейся попытки войти в сообщество демократических государств. Чувство незащищенности перед лицом глобальных угроз и практически полное отсутствие союзников за пределами постсоветского пространства в некоторой степени вернули к жизни внешнеполитическое мышление холодной войны. Это привело к новому противостоянию с Западом, проявлением которого стали Косовский кризис и усилившаяся критика России в связи с нарушениями прав человека.

Внешняя политика Российской Федерации была ориентирована на интеграцию страны в мировое сообщество, установление сотрудничества с соседними государствами, разрешение существовавших десятилетиями конфликтов. При этом акцент делался на учет национальных интересов и поддержку многополярности нового мирового устройства.

В 1990-е годы Россия вступила в Совет Европы, а также превратила «Большую семерку» ведущих стран мира в «Большую восьмерку», став ее полноправным участником. Разнонаправленность внешнеполитического развития помогла нашей стране постепенно возвратить утраченные с распадом СССР лидерские позиции на мировой арене.

Настройка заголовка
false
true
Вернуться к списку