Вернуться к списку

Правительство Егора Гайдара. Начало радикальных рыночных реформ

Карточка

Резкое изменение экономической политики всегда чревато опасностью экономического спада, особенно если проблемы накапливались десятилетиями. К концу 1991 года и руководство, и большинство граждан России ясно понимали, что необходимо срочно принять самые решительные меры для перестройки экономики, и что реформы неизбежно будут носить болезненный характер. Августовский путч и его провал окончательно разрушили веру многих (хотя, конечно, не всех) россиян в то, что коммунистическая партия способна найти выход из кризиса – веру, которая еще до путча была подорвана в результате очевидных неудач горбачевских реформ. Осенью 1991 года общественное мнение в целом поддерживало идею радикальных рыночных преобразований – приватизации жилья, государственных предприятий, разрешения свободной купли-продажи земли. Только либерализация цен, которая ударила бы по карманам жителей, не встречала поддержки.

После победы над путчистами авторитет Б. Ельцина в стране был чрезвычайно высок. Его курс на создание самостоятельного российского государства и рыночные реформы готовы были поддержать, в частности, большинство народных депутатов РСФСР и Верховный Совет республики. Сложились благоприятные политические условия для начала радикальных реформ, но при этом необходимо было преодолеть ряд трудностей.

Аппарат управления, полученный российским руководством в наследство от советских времен, не был адекватен масштабу задачи. В стране продолжала действовать Конституция РСФСР, принятая еще в 1978 году (с некоторыми изменениями). Некоторые автономные республики в составе России пытались воспользоваться политическим кризисом для того, чтобы расширить свою самостоятельность. Часть из них даже заявили о намерении стать независимыми государствами (см. статью  «Татарстан в 1990-е годы»). В довершение всего углубляющийся экономический кризис в условиях падения цен на нефть привел к резкому росту государственного долга. Золотовалютные запасы страны к 1991 году были практически исчерпаны, поэтому российское руководство не имело денег, необходимых для проведения реформ.

Падение производства в СССР началось еще в 1986 году и шло по нарастающей до его распада. Заработная плата и другие доходы населения увеличивались за счет денежной эмиссии (выпуска денег), достигшей пика в 1991 году. Тогда было напечатано 93,4 млрд рублей – в двадцать с лишним раз больше, чем в 1986 году, когда эмиссия составила 3,9 млрд рублей. Полки магазинов стремительно пустели, а у граждан скапливались не обеспеченные товарами деньги.

Неотложный и решительный переход к рынку стал в этих условиях вопросом выживания страны, единственным способом предотвратить надвигающуюся экономическую катастрофу с непредсказуемыми последствиями. 28 октября 1991 года на V съезде народных депутатов РСФСР Б. Ельцин объявил о необходимости незамедлительных радикальных рыночных реформ. Съезд поддержал президента и предоставил ему на один год чрезвычайные полномочия для проведения реформ, включая право лично возглавить правительство.

5 ноября 1991 года указом президента было сформировано правительство, вошедшее в историю как «правительство Е. Гайдара». В условиях недееспособности всех систем государственного управления и реальной угрозы голода правительство Е. Гайдара взяло курс на так называемую шоковую терапию – политику ускоренного перехода от распавшейся командно-административной системы к рыночной экономике. Оно приступило к осуществлению программы радикальных реформ, пытаясь одновременно не допустить экономической катастрофы и распада государства.

Во-первых, почти все цены на товары и услуги (кроме тарифов на газ, электричество, городской транспорт и т.д.) стали свободными. Ранее все оптовые и розничные цены определялись государством, теперь они стали зависеть от рынка. Это был первый и главный шаг, который привел к резкому подорожанию товаров и услуг, но позволил «включить» рыночные механизмы функционирования экономики.

Во-вторых, предприятиям предоставлялась свобода хозяйственной деятельности: разрешалось производить то, что требовалось для рынка и наполнения прилавков, а не то, что диктовал спущенный «сверху» план.

В-третьих, началась реформа налоговой системы (например, был введен налог на добавленную стоимость), при которой определенная часть заработанных всеми предприятиями денег поступала в бюджет.

В-четвертых, была введена свобода торговли, чтобы рынок обеспечивал население продуктами и товарами.

В-пятых, началась приватизация, т.е. передача государственных предприятий в частные руки. Это позволяло, с одной стороны, пополнить бюджет, а с другой – содействовать развитию частной собственности на средства производства (см. статью «Система собственности в 90-е годы»).

Программа рыночных реформ была поддержана Международным валютным фондом, Всемирным банком реконструкции и развития и другими международными финансовыми организациями. Это позволило получить часть необходимых кредитов и экстренную гуманитарную (т.е. бесплатную) помощь продовольствием, лекарствами и т.д.

Переход к новой экономической системе требовал жесткой бюджетной политики, поэтому правительство максимально ограничило бюджетные расходы (например, расходы на закупку вооружения были уменьшены в 7 раз). Благодаря этому оно сумело свести бюджет первого квартала 1992 года с минимальным дефицитом (2%).

Непосредственным результатом реформ был резкий рост цен. В 1992 году цены на основные продукты питания выросли в 20–30 раз (а на хлеб даже в 40 раз, поскольку при советской власти они искусственно поддерживались на крайне низком уровне). При этом зарплаты выросли в среднем в 12 раз, в основном в новом частном секторе экономики. Правительство разработало программу социальной помощи малообеспеченным семьям, но этого было недостаточно. Денежные накопления граждан, в том числе и банковские вклады, быстро обесценились.

В итоге произошло резкое падение уровня жизни большинства населения. Но радикальные реформы имели и положительный результат – на прилавках магазинов быстро стали появляться товары. Правда, стоили они теперь гораздо дороже. К концу 1992 года произошло полное насыщение потребительского рынка. Пользуясь законом о свободе торговли и не имея возможности прожить на зарплату в условиях резкого роста цен, миллионы россиян вынуждены были заняться мелкой торговлей. Многие стали так называемыми «челноками», т.е. зарабатывали на жизнь, перевозя товары для продажи. С эпохой дефицита было покончено. В 1992 году главной проблемой для россиян стало не отсутствие  продуктов и других товаров, а острая нехватка средств на их покупку.

Первые позитивные результаты реформ появились уже через несколько недель после их начала. В частности, жесткая бюджетная политика позволяла правительству удержать инфляцию. Если в январе рост цен составил 345%, то в мае он снизился до 12%.

На дальнейший ход реформ огромное влияние оказало изменение соотношения политических сил в стране. Сразу после либерализации цен выявилось отсутствие у правительства достаточной политической поддержки, необходимой для последовательного проведения нового курса. Верховный Совет и Съезд народных депутатов РФ во главе с председателем Верховного Совета Русланом Хасбулатовым уже весной 1992 года начали наступление на правительство и президента.

С каждым месяцем давление возрастало. Оставшиеся без денег предприятия требовали государственной поддержки. Бюджетники, пострадавшие от взлета цен, просили хоть как-то компенсировать им потери. Генералы, обеспокоенные снижением оборонных расходов, настаивали на поддержке военно-промышленного комплекса. Все недовольные жесткой бюджетной политикой правительства обращались в Верховный Совет, рассчитывая с его помощью заставить правительство отказаться от бездефицитного бюджета, не понимая последствий такого шага.

Требования оппозиции диктовались не столько экономическими соображениями, сколько стремлением найти поддержку в обществе с помощью популистских мер. В июле 1992 года Верховный Совет принял поправки к бюджету на текущий год, резко увеличив расходы, а контролируемый Верховным Советом Центральный банк увеличил денежную эмиссию, без которой новый бюджет не мог быть выполнен. Это подстегнуло инфляцию, которая осенью 1992 года вновь возросла.

Важной составляющей рыночных реформ стала приватизация (передача в частные руки) государственной собственности (см. статью «Создание института частной собственности»). Она началась летом – осенью 1992 года. При этом была выбрана смешанная модель приватизации, когда крупнейшие предприятия оставались в государственной собственности, а большинство мелких и средних предприятий поступало в продажу. Предполагалось, что каждый гражданин должен был бесплатно получить в частную собственность равную долю общественной (в реальности – государственной) собственности. Для этого ему вручался ваучер, который он мог вложить в то или иное предприятие.

Верховный совет отстаивал концепцию именных ваучеров, которые граждане не имели права продавать, и которых, следовательно, не могли лишиться. Фактически это означало бы сохранение предприятий под властью управлявших ими директоров. Ведь если не было рынка ваучеров, то никто не мог собрать достаточное количество ваучеров, чтобы выкупить сколько-нибудь крупное предприятие и стать его владельцем. Между тем многие управлявшие предприятиями директора к 1992 году уже давно бесконтрольно распоряжались их ресурсами (например, создавали частное предприятие, которому по заниженным ценам продавали продукцию государственного предприятия). Это явление получило название «номенклатурной» (или «директорской») приватизации.

Поэтому президент Ельцин избрал другой путь. 14 августа 1992 года он подписал указ «О введении в действие системы приватизационных чеков в РФ», окончательно определивший схему ваучерной приватизации. Отныне процесс приватизации регулировался законом. Ваучеры не были именными, их можно было продавать. 1 октября 1992 года началась выдача ваучеров населению. Каждый гражданин бесплатно получал ваучер номиналом 10 тысяч рублей, который правительство рекомендовало вложить в предприятие или инвестиционный фонд, чтобы получать проценты от прибыли. Однако большинство граждан предпочли продать ваучеры, причем ниже номинальной стоимости.

В результате непоследовательной экономической политики осенью 1992 года инфляция и спад производства продолжились. Вместе с экономическими трудностями росло общественное недовольство и усиливалось противостояние поддерживаемого президентом правительства и парламента. Их новое столкновение произошло на VII Съезде народных депутатов РФ 1–14 декабря 1992 года. Депутаты осуждали либерализацию цен, ваучерную приватизацию и жесткую бюджетную политику.  Правительство Гайдара пало. 14 декабря новым главой правительства стал один из лидеров «директорского корпуса» Виктор Черномырдин (см. статью «Виктор Черномырдин»).

Правительство Черномырдина продолжило курс на реформы. Однако, считаясь с Верховным Советом и «директорским лобби» (т.е. влиятельными директорами крупнейших предприятий), оно проводило его гораздо менее последовательно. В частности, оно отказалось от жесткой бюджетной политики, что привело к новому витку инфляции (которую удалось преодолеть лишь в 1995 году).

Главным результатом деятельности правительства Егора Гайдара стало создание новой рыночной экономики, основанной на частной собственности и свободе предпринимательства и торговли.

На протяжении 1992 года заработали новые экономические механизмы. Это позволило предотвратить экономический коллапс, распад государства и гражданскую войну. Однако сопротивление реформам со стороны бывших советских элит и выражавшего их интересы Верховного Совета РФ привело к тому, что реформы оказались непоследовательными, затяжными и болезненными.

Настройка заголовка
false
Вернуться к списку