Вернуться к списку

«Шведский социализм»

Карточка

Рыночные преобразования, осуществленные Егором Гайдаром в начале 90-х годов, нередко подвергались критике. Людям, упрекавшим Гайдара в построении «дикого капитализма», более предпочтительным казался вариант так называемого «шведского социализма» (см. статью «Правительство Е. Гайдара. Начало радикальных рыночных реформ»). Этим термином обозначалось сочетание рыночной экономики с высокой степенью социальной защищенности граждан.

При этом понятие «шведский социализм» является условностью. Еще в XIX веке канцлер Германии Отто фон Бисмарк стал практиковать социальную поддержку рабочих с тем, чтобы отвратить их от симпатий к социалистам. На протяжении ХХ столетия почти все страны Запада (не только Швеция) в той или иной степени создали системы пенсионного и медицинского страхования, стали выплачивать пособия по безработице, финансировать среднее и высшее образование. Самым известным реформатором этого направления стал американский президент Франклин Рузвельт, хотя некоторые европейские страны тратят более высокий процент государственных доходов на социальные нужды, чем США.

Эти тенденции усиливались, когда к власти в различных европейских странах приходили социалистические и социал-демократические партии. В итоге капитализм второй половины ХХ века стали называть государством всеобщего благоденствия. Применительно к Швеции, где эта тенденция наиболее полно воплотилась в жизнь, иногда говорили даже о социализме. Правда, в отличие от советского социализма, «шведский социализм» основывался на частной собственности, частном предпринимательстве и конкуренции.


Швеция в 70-е годы стала страной с наиболее высокими расходами на социальные нужды. Достигалось это за счет высокого уровня налогообложения. С одной стороны, такая политика сделала Швецию страной, удобной для проживания. В Стокгольме, например, не стало нищих и трущоб. Чистые улицы, многочисленные парки, хорошая экологическая обстановка дополнили системы пенсий, пособий и государственной охраны здоровья. С другой стороны, Швеция установила столь тяжелое налоговое бремя для бизнеса, что экономическое развитие страны замедлилось. Предприниматели стали все чаще выбирать иные места для вложения капитала, и в конечном счете Швеции пришлось несколько снизить налоги, однако в целом социальный характер шведского капитализма сохраняется по сей день.

Маловероятно, что подобный вариант реформ подошел бы для России 90-х годов: для этого необходимо иметь достаточно мощную экономику. Движение от «дикого капитализма», который был характерен для Запада в XIX веке, к «шведскому социализму» или государству всеобщего благоденствия становится возможным только по мере того, как общество богатеет.

Настройка заголовка
Вернуться к списку